Книга «Забытая нежность». Часть I. СноВидение

СноВидение

* * *

М.П.

А Вы не заметили, Вы ушли…
Какое Вам было дело,
Что Вы мне сердце огнем зажгли,
И кровь к нему прикипела.
А Вы были радостны и легки,
Нежны и немного нервны,
Слегка рассеяны и руки
Движениями — манерны.
Мне было ласково с Вами, но
Все выпито болью снова.
И сердце жжёт мне — сухое дно,
И горло — сухое слово.
2003

Ночь на Ивана Купалу

Я из верности выйду и, трогая камни ногою,
Не оставив следа, я уйду от твоей доброты —
Захлебнуться луной под соленою темной водою,
Возродиться из пены морской и себя обрести.
И рассеянным утром в лучах обновленного солнца
Заискриться улыбкой, не чувствуя боли в груди,
И не помнить о том, что она очень скоро вернется,
И не ведать о том, что уже от нее не уйти.
2003

* * *

А где душа? — душа ушла за хлебом,
Не оставляя никаких следов
На легкой ткани девственного снега
У перепутья белых облаков.
А что же я? Стою в оконном свете,
Грызу сухую корку тишины,
Ловлю ладонью безмятежный ветер,
Удивлена отсутствию души…
2003

* * *

Ты целуешь внезапно, а внешне — как будто спокоен.
Заставая врасплох с пачкой белых листов на столе,
Пишешь римскими цифрами годы, прожитые мною,
И штрихами рисуешь царицей на этой земле.
Только я не царица — старуха с не новым корытом,
Приручила Пегаса, — он снова встает на дыбы.
В тонкой сеточке трещин — стена в моем сердце разбитом,
И усталость в глазах, без отчаянья и без борьбы.
Я на рынок хожу каждый день продавать свои крылья,
Только старые крылья, увы, никому не нужны,
Потому что покрыты прозрачною серою пылью,
Что сияет, сверкая, лишь только при свете луны.
2003

* * *

Мы на год старей.
Мы стали, как искорки пыли
От двух январей,
Которые — не пережили.
Мы не перешли
По тонкому льду рубикона.
Надежду сожгли,
А вере не знали поклона.
Мне нужно чуть-чуть,
Ничтожно, предательски мало:
Назад повернуть,
Уснуть под твоим одеялом.
2002

* * *

А что еще надо, когда ничего уже нет.
В потрепанном файле — все мысли последнего года,
Да стопка — друзьям, на ноге — нержавейка — браслет,
Ненужная, но дорогая для сердца свобода.
Отпетой любовью, наверно, не стоит губить
Моих виноватых — под взглядом ребенка — улыбок,
Послать бы к чертям, на последние деньги купить
Аквариум, стайку прозрачных неоновых рыбок.
Разматывать чувства бумагой — я буду легка.
Размазывать кровь на минуты, а жизнь — на дорогу.
Я скинула строчки на принтер от XEROX и К,
Сложила в конверт, подписала: «Вселенная. Богу».
2003

* * *

Обволакивающее молчание нашей встречи
Невесомо и в то же время так глубоко,
Как зыбучий песок, — того и гляди, увязнешь.
Я смотрю на твою аккуратную прическу
И уже представляю тебя после душа, лохматым
И мокрым, но таким близким и любимым…
Ты смотришь на мою короткую стрижку
И вспоминаешь, что когда-то у меня были длинные волосы,
И ты не любил, когда я их завивала…
Помолчав немного, расходимся в разные стороны.
Мы будем жить в одном городе и никогда не встретимся.
2003

* * *

Ровно семьдесят слов
До рассвета осталось.
Давай помолчим.
2003

* * *

У нелюбимой падчерицы Бога
линяют крылья, и к зиме холодной
останутся сплошные перепонки
летучей кожи, помнящей о небе.

У нелюбимой падчерицы Бога
все пальцы в кровь разодраны о камень
кирпичной кладки, что сойдет с веками
с лица земли, но где взять силы ждать?

У нелюбимой падчерицы Бога
дорога к свету заблудилась в ветках —
распахнутых ладонях тополей,
осин и прочих шелестяще-бессловесных…

У нелюбимой падчерицы Бога
душа не ропщет, не роняет слезы
и — не поет…2003

* * *

Увижу тебя —
Захлебнусь нежностью.
Здравствуй, Тигр!
2003

* * *

Ты сумеешь еще обласкать меня солнечным светом,
Словно пух тополей, упадешь мне на грудь невзначай,
Парой тысяч «прости»… впрочем, ладно, не будем об этом
И о том, как беда заварила свой утренний чай.
Я смогу ускользать от немытых немилых ладоней
И смотреть, как ты вьешься вокруг легкой бабочкой снов,
Я смогу не писать ничего, кроме писем и кроме
Гениальных — потом, а пока — некрещеных стихов.
2003

* * *

Мы умрем от глобальной нежности
В наше первое (третье) свидание,
Понимая — за ним не последует абсолютно
Никакого (даже бесконтактного!) секса.
Но на такие мелочи разве стоит обращать внимание?
Можно делать это прилюдно,
А потом — спокойно одеться
И уйти, не замечая разинутых ртов и насмешливых взглядов,
Потому что их просто нет, а во вселенной нас — двое.
Лишь бы руки не разомкнуть,
Лишь бы держаться рядом,
И потеряться в звездах…
Я это зову любовью.
2003

* * *

Подожду умываться —
И целый день
Буду носить на губах твой поцелуй.
2003

* * *

Но кто-то видит сон, и сон длинней меня…

Иван Жданов

Я снова сплю одна, и видит сон меня.
Тягучею смолой дни истекают в ночи,
Не достигая дна. И тишина, звеня-
щею струной — меж двух абстрактных точек,
Как между «от» и «до». Стирая память лет,
И сеточкой морщин вплетаясь тихо в вечность,
Мой сон длинней меня, его как будто нет,
Он мне пророчит свет и странную беспечность.
Бес-печ-ность, а не то, чем грежу наяву,
Впечатывая в блок стены костяшки пальцев,
Втирая свой покров в льняную простыню
До судорог живу — до истеричных танцев…
И лечит сон меня не наложеньем рук,
А капельками слов своей беззвучной речи,
Удерживая в них фрагмент, загадку, звук…
Я для него — лишь миг. А он — как будто — вечен.
2004

Поделиться:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *